Подписывайтесь на нас в:
Изменение языка: Russian

Изменение языка:

Передача 22-06-2024
Орос

Последние новости

КИТАЙСКИЕ ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ В МОНГОЛИИ /1-ая часть/


Erdenebat 2023-03-20 12:03

По маньчжурским законам китайцам запрещалось селиться в Монголии, а их въезд и выезд строго контролировался.

КИТАЙСКИЕ ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ В МОНГОЛИИ /1-ая часть/

По маньчжурским законам китайцам запрещалось селиться в Монголии, а их въезд и выезд строго контролировался.

Если китайский подданный прибывал в Монголию по торговыми или другим служебным делам, он долженбыл получить в Пекине годовую визу, написанную по китайски, а затем зарегистрировать ее в губернаторстве в Кяхте  и получить разрешение, написанное монгольским шрифтом. Существовали строгие правила, которым необходимо было следовать во время пребывания в Монголии, если человек их нарушал, то его высылали из страны. Чтобы продлить пребывание, нужно было ещё раз ехать в Пекин и получить новую визу.

Был поднят вопрос об обеспечении губернаторств Ховда и Улиастая продовольствием, особенно овощами и другой зеленью. Так как китайцам было запрещено селиться в Монголии, для выращивания овощей были завезены уйгуры. Монголы называли их по-китайски “чантуу”. Их часто путают с казахами, которые позже в большом количестве мигрировали в Монголию из Джунгарии. В южных сомонах аймака Ховд до сих пор сохранились низкие глиняные домики “чантуу”.

После Второй опиумной войны закон запрещающий китайцам селиться на территории Монголии хотя и был в силе, но ослаб, случаи нарушения закона возросли, а власти смотрели на это сквозь пальцы. Таким образом, первые китайские поселенцы стали поселяться вдоль реки Ховд и на окраине города Улиастая, и занимались они в основном овощеводством. В Урге тоже появились китайские переселенцы, которые занимались торговлей и даже основали  юрточный район. Район, в котором жили китайцы монголы называли Маймаачин. Это вроде сегодняшнего Чайна тауна. Такие китайские районы появились в Урге, который был центром Халха, в Ховде, где решали проблемы Ойратов, Кяхте, где регулировали таможенные вопросы, а также в Улиастае, где заимались военными делами.  Однако количество китайцев было очень ограничено, что было связано с еще действующим монгольский законом Джургана.

В 18-ом веке в местности Зостын чуулган, граничащий с Китаем, появилось большое количество бедных китайских крестьян, загнанных туда голодом. Богатые монгольские землевладельцы и князья отдавали им в аренду земли и получали свободные от налогов доходы. Особенно с середины 18-го века этот процесс ещё более активизировался из-за потока бедных крестьян из китайских провинций Хэбэй, Шаньси и Шаньдун во Внутреннюю Монголию.  Давать землю китайским крестьянам в аренду из пастбищных угодий Внутренней Монголии стало почти манией для монголов. 

Основая часть переселенцев поселилась в Хух нууре. После они достигли районов слияния рек Орхон и Сэлэнга. Таким образом уже ставшей привычкой для монгольских землевладельцев аренда своих земель бедным китайским крестьянам стала активно проникать и во Внешнюю Монголию.  Китайские крестьяне стали в основном селиться в бассейнах рек Ивэнь, Бургалтай, Хаара, Борнуур и Селенга, которые являются основными сельскохозяйственными регионами сегодняшней Монголии. Похоже, они уже не могли отказаться от доходов от аренды пустой земли и бесплатных пожертвований в виде пшеницы и муки.

В 1907 году с началом новой государственной политики особый статус Монголии был отменён и Внешняя Монголия стала обычной китайской провинцией. Именно с этого периода бедные крестьяне китайской национальности стали массово стекаться в Монголию. Особенно их много приезжало в Ургу, поэтому по указу Богдо хана им выделили место для поселения, в юго-восточной части города, на берегу реки Туул. Кроме того, русским и китайским переселенцам дали землю под кладбище. До этого в Монголии было запрещено хоронить китайцев, поэтому существовал доходный бизнес под названием «транспортировка трупов».

Большинство китайских переселенцев были выходцами из провинций Хэбэй и Шаньси. Они не ладили между собой. Они обращались друг к другу “худжаа”, что означало “земляк”. Поэтому осевших здесь китайцев монголы стали называть “худжаа”.

В 1912 году в ходе боёв за освобождение Ховда почти все китайские торговые фирмы были разграблены, большинство торговцев были убиты, а уцелевшие бежали за границу. Однако в Урге и Кяхте такого инцидента не было, поэтому китайцы продолжали заниматься своим делом как обычно.

До того, как Богдо хан сел на престол, в Урге находился маньчжурский губернатор. Существуют данные, что в это время в Монголии проживали 8 тысяч китайских торговцев. Однако по воспоминаниям представителя фирмы “Мицуи” в Урге Осимы Киёси, в столице проживало 23 000 монголов, 30 000 китайцев, 10 000 русских /из них 500 евреи/, а также 13 японцев включая его самого.

В Монголии торговлей в основом занимались конечно китайцы, русские и тибетцы. В урге проживали 4500 китайских ремесленников, работали 25 фирм, около ста мелких магазинчиков. А по всей Монголии в то время вели свою деятельность более 500 крупных и средних компаний, из них 160 в Урге, 86 Улиастае, 65 Ховде и 100 Кяхте.

В результате вторжения войск барона Унгерна в Монголию и продолжительных сражений за взятие Урги число беженцев из Монголии достигло 15 000 человек,  1 270 из которых достигли Мугдена по Маньчжурской железной дороге и оттуда отправились в Тяньцзин. Среди беженцев было много выходцев из Америки, Европы, Кореи, Японии, но большинство были китайцы, которые занимались хозяйственной деятельностью в Монголии, особенно в Урге. Поскольку барон Унгер повсеместно разгромил китайские войска, оставшиеся в живых содаты во главе с представителем Китая в Монголии Чень И, собрались в пограничном Кяхте, чтобы бежать на родину через Россию. Из 1500 собравшихся в Кяхте человек 500 были профессиональными военными /200 васдников и 300 пехотинцев/, остальные были простыми китайцами, которых мобилизовали. Все они занимались торговлей или земледелием, были насильно мобилизованы в гоминьдановску армию  и вместе с ними отправились на родину.

В 1928-1929 годах в Монголии началось движение притеснения иностранного капитала. Начали оказывать сильное давление не только на иностранный бизнес, но и на граждан. Из документов 2-го съезда МНР, состоявшегося в 1925 году: “На территории страны находятся 28 118 подданных Китая, России – 2520, Тибета – 374, других стран – 199, итого – 31 211 человек. Из них в Улаанбаатаре – 23 919 китайцев, 1772 русских, 318 тибетцев, 161 цахар и сунуд монголов из Внутренней Монголии, 19 немцев, 18 американцев, 12 поляков, 10 тюрков, 8 австрийцев, 8 латвийцев, 7 англичан, 7 греков, 7 чехов и словаков, 7 французов, 4 эстонца, 3 итальянца, 1 югослав, 1 голландец, итого 26 294 иностранцев”.

На съезде также обсуждалсиь такие вопросы, как приостановка пересечения границы из-за отсутствия с Китаем дружественного соглашения, выявить ранее прибывших, зарегистрировать других иностранцев проживающих в стране. Согласно переписи от 1925 г., не включая дворц Богдо хана и монастыря Гандан, в Урге насчитывалось 2368 монгольских, 1019 русских, китайских, тибетских, английских, американских и европейских дворов. Все они были чётко зарегистрированы и выселены,  а тех кто не хотел, выселяли насильно. В 1929 гду только из Улаанбаатара было выселено более 4 тысяч человек.

В 1948 году по подозрению в покушении на Х.Чойбалсана было арестовано более 100 человек, 40 из них расстреляны. Это дело осталось в истории как “Дело о порт-артурском шпионаже”. Большинство фигурантов дела были китайскими иммигрантами. С одной стороны, это была имитация нашумевшего в СССР дела связанного с евреями, пытавших убить Сталина, а с другой стороны, это была антикитайская истерия, вызванная перестрелкой в местности Байтаг-Богд на монголо-китайской границе.

Однако до этого, в 1945 году, на референдуме о признании независимости Внешней Монголии китайские иммигранты единогласно проголосовали за её независимость. 200 китайких иммигрантов из провинции Завхан направили правительству письмо с монгольским национальным флагом, в котором говорилось: «Мы живем в Монгольской Народной Республике с 1921 года. Мы считаем себя полномочными и счастливыми гражданами этой страны. Мы любим нашу вторую родину, Монголию».

 

Автор: Баабар

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Просмотры: 628